Исторические параллели. Два Иоанна. Часть вторая. Иоанн Феодорович

Окончание. начало здесь:
https://kot-genealog.livejournal.com/18954.html


В 1204 году великую, но одряхлевшую Восточную Римскую империю - Византию - сокрушили западные варвары, ранее уже сокрушившие Западную Римскую империю. Все, кто могли, бежали из захваченного латинскими варварами Константинополя. Среди них были и император, и чиновники, и войны, и просто аристократы. Одним из таких беженцев оказался Феодор Ласкарис, подходящий по всем категориям - аристократ, зять одного из императоров, военачальник, и при этом наместник (дука) Никеи.

Именно он, обосновавшись в Никее, расположенной в Малой Азии, но недалеко от Константинополя, создал Никейскую империю - точнее, так ее называют историки-византинисты, а сам Феодор провозгласил себя императором Рима (Ромеи), то есть Византии, просто с резиденцией не в оккупированном Константинополе, а в Никее.
Феодор I не только создал Никейскую империю - он начал успешную борьбу с другими осколками прежней Византии - Эпирским царством, которое создали другие родственники прежних императоров и которое само претендовало на обладание Константинополем, и Трапезундской империей, на обладание столицей не претендовавшей, но считавшей себя истинной Ромейской империей, так как там утвердились внуки имп. Андроника I Комнина, ранее правившего Византией, но свергнутого и растерзанного константинопольским плебсом и воинами-варягами за 19 лет до этого. И еще Феодор вынужден был начать борьбу с незадолго до рокового 1204-го года возродившейся, а теперь еще и усилившейся Болгарией, царь которой очень хотел поживиться византийскими землями (и - заодно желательно прихватить Константинополь).
Борьба была успешной, и в результате правления Феодора I и его преемников - его зятя Иоанна III и внука Феодора II - Византийская империя со столицей в Никее стала единственным государством, претендовавшим на возвращение своей великой столицы - Константинополя. Особенно была успешна политика Иоанна III. Его сын и преемник Феодор II, будучи внуком и сыном императоров, чувствовал себя уверенно среди поверженных противников и мудро породнился с ними, благо был отцом 4 дочерей, которых ему родила Елена Асанина, дочь болгарского царя Ивана Асеня II, с которым он заключил замирился. Его дочери Ирина и Феодора выходили замуж за разных царей Болгарии, в которой начались междоусобицы, и приносили своим мужьям права на болгарский престол, так как по матери были потомицами пресекшейся законной династии. Дочь Мария вышла замуж за (присмиревшего) правителя Эпира. Дочь Евдокия вышла замуж за одного из мелких варварских латинских правителей, поделивших земли Византии.
И был у него один-единственный сын, Иоанн, наследник. Когда в 1259 году имп. Феодор II умирал, Иоанну было 8 лет (он родился в 1250 году). Умирающий император назначил регентами своего главного министра Георгия Музалона, ненавидимого аристократией, и патриарха. Однако на девятый день после смерти Феодора II аристократы во главе с Михаилом Комнином Дукой Палеологом, самым знатным аристократом империи (и к тому же родственником императоров Ласкарисов) убили Музалона и его братьев прямо в церкви, и сам Михаил стал императором, отодвинув Иоанна на задний план и провозгласил себя императором - как бы чтобы на престоле наряду с подростком был взрослый мужчина (в истории он остался под именем Михаил VIII Палеолог). Патриарх дал согласие на провозглашение императором Палеолога, но при условии, что Иоанн IV впоследствии тоже будет коронован.
Это все произошло в 1259 году.
В 1261 году войска никейского императора случайно захватили Константинополь, вернув его под власть никейской Византии. Михаил VIII тут же переехал в Константинополь, а Иоанна фактически оставили в заточении в Малой Азии. А вскоре в том же 1261 году положение Михаила VIII настолько окрепло, что он приказал ослепить Иоанна IV (но все-таки не убить; по византийской традиции увечье считалось достаточным основанием для невозможности занимать престол), и тот оставался в заточении уже слепым.
Сестры Иоанна пытались ему помочь (Ирина даже убедила своего мужа, царя Болгарии, начать войну с Византией), но - безуспешно, Михаил удержался на престоле, а Иоанн так и остался в заточении.
Удивительно, но в 1272 году Иоанн смог бежать из заточения и нашел убежище в Неаполе, но впоследствии сам вернулся в Византию. Известно, что в 1290 году к нему приезжал новый император Андроник II, сын мерзкого обманщика, преступника и нарушителя клятв Михаила VIII, умершего к тому времени. Два императора, два родственника - несчастный свергнутый и ослепленный Иоанн IV Ласкарис и молодой только что вступивший на престол Андроник II Палеолог - побеседовали, Андроник, как это зафиксировано в исторических источниках, попросил (по-видимому, искренне) прощения за все злодеяния, совершенные его отцом, за все беды, причиненные ему Михаилом VIII, и Иоанн Ласкарис простил его.
Год смерти Иоанна Ласкариса точно не известен, возможно - 1305. Известно, что он принял монашеский постриг под именем Иоасаф.

Вот такая неожиданная историческая параллель - между несчастными византийским Иоанном Феодоровичем из 13-го века и российским Иоанном Антоновичем из 18-го века. Трудно сказать, кто из них был несчастнее: оба с детских лет жили в заточении, лишенные общения с близкими людьми, обоих посещали их царственные родственники - преемники монархов, свергнувших их, но Иоанн Антонович был убит в молодом возрасте, а Иоанн Феодорович дожил до (предположительно) 55-летнего возраста, однако - будучи ослепленным.

Исторические параллели. Отцы и сыновья - тезки: 4 грустных случая.

Изучая при подготовке предыдущих заметок материалы о поколениях московских Рюриковичей и первых Романовых, увидел 4 случая, когда одноименный правителю его старший сын-наследник умирал при жизни отца - и практически каждый раз это вызывало кризис престолонаследия.

Вот эти 4 случая.

1. Иван Иванович Молодой (1458-140), вел.кн. Тверской, старший сын Государя и великого князя Московского Ивана III Васильевича Великого Грозного от его 1-го брака с кнж. Марией Борисовной Тверской.
Являлся бесспорным наследником отца, четко проводившего линию на безудельное объединение всей Руси (особенно в свете окончательного устранения ордынского ига). Скоропостижно умер в 32-летнем возрасте, оставив единственного сына Димитрия - и его отец долго не мог определить наследника, выбирая между внуком Дмитрием и сыном Василием (старшим сыном от 2-го брака - с Зоей-Софьей Палеолог).

2. Царевич Иван Иванович (1554-1581), сын царя Ивана IV от его 1-го брака с Анастасией Романовной Захарьиной- Юрьевой.
Скоропостижно скончался в 27-летнем возрасте; сейчас преобладает версия, что вопреки распространенной легенде отец не убивал его. Отзывы современников о нем различны; не исключено, что он стал бы копией своего отца. От 3 браков не оставил потомства. Был физически здоров - в отличие от других детей Ивана IV, включая своего родного полнородного брата царевича Феодора Иоанновича - которому отец вынужден был оставить царский престол. С учетом слабости здоровья царевича Феодора (так и оставшегося, к сожалению, на момент своей смерти бездетным) и неопределенности прав царевича Димитрия именно гибель царевича Ивана во многом с неизбежностью привела к Смуте.

3. Царевич Алексей Алексеевич (1654-1670), сын царя Алексея Михайловича и его 1-й жены Марии Ильиничны Милославской.
Весьма достойный и хорошо образованный юноша, официально провозглашенный наследником престола - и неожиданно скоропостижно умерший в 16-летнем возрасте, причина смерти так и осталась невыясненной. По счастью, порядок наследования престола был обеспечен наличием у царя Алексея Михайловича других сыновей.
Можно провести еще одну особую параллель: как царевич Иван Иванович был здоровее своих братьев Федора и Дмитрия, так и царевич Алексей был (возможно) здоровее своих младших братьев Федора и Ивана.

4. Царевич Петр Петрович (1715-1719), сын Петра I и Марты-Екатерины Скавронской. Рассчитывая передать престол этому сыну, рожденному любимой женщиной, Петр уверенно расправился со своим старшим сыном, злосчастным царевичем Алексеем Петровичем, сначала заточив его в темницу, а затем загубив его там. Царевич Петр Петрович был провозглашен наследником престола еще при жизни старшего брата, как раз отрекшегося от права наследования престола в пользу него (и даже принесшему ему, своему младшему брату, присягу, как будущий подданный). Однако надежды Петра Великого рухнули, когда царевич Петр умер в 4-летнем возрасте. Новой Смуты из-за этого не случилось, но престолонаследие Российской империи лихорадило вплоть до конца 18-го века.

P.S. К слову, в Википедии в статье о царевиче Петре Петровиче написано, что "Мальчик получил имя своего отца, что было нетрадиционным для Романовых, так как именем живого предка крестить было не принято". И это пишут о мальчике, родного дядю которого звали Алексеем Алексеевичем! :( Крестили в честь святого, может быть, и желая дать одинаковое имя, но все же формально различая их. Про царя Алексея Михайловича и царевича Алексея Алексеевича специально указано, что отца и сына нарекли в честь разных святых.

Дочери царя Алексея Михайловича Романова

В связи с написанием предыдущего поста обобщил сейчас информацию о дочерях царя Алексея Михайловича, переживших его. Таких царевен семь, и все они умерли в правление своего самого младшего брата Петра, причем все - уже в 18-м веке, в 1700-х годах (что говорит об их прекрасном физическом здравии - как подчеркивают многие исследователи, ярко отличающееся от здравия их братьев, сыновей царя Алексея от 1-го брака с Марией Милославской).

Лирическое отступление: свести воедино сведения о дочерях царя Алексея интересно еще и в свете того как неприглядно они показаны в великой эпопее Алексея Толстого "Петр Великий". Там помимо Софьи упоминаются "Катька" и "Машка", проводящие время в веселии и блуде с певчими, и в противовес им - благоразумная Наталья. Ничуть не умаляя достоинств царевны Натальи, хочется отметить, что образы царевны Екатерины и царевны Марии, созданные великим писателем, по-видимому, очень далеки от реальности.

Итак, наряду с сыновьями Федором, Иваном и Петром царя Алексея Михайловича пережили 7 дочерей (6 первых - от брака с Милославской, последняя - от брака с Нарышкиной):
царевна Евдокия Алексеевна (1650-1712)
царевна Марфа Алексеевна (1652-1707)
царевна Софья Алексеевна (1657-1704)
царевна Екатерина Алексеевна (1658-1718)
царевна Мария Алексеевна (1660-1723)
царевна Феодосия Алексеевна (1662-1713)
царевна Наталья Алексеевна (1673-1716).

Когда еще впервые узнал все потомство царя Алексея, сразу удивился, во-первых, его многочисленности, во-вторых - тому, что царевна Софья была, оказывается, не самой старшей из выживших дочерей царя - а всего лишь третьей; но, по-видимому, она была самой энергичной, раз стала правительницей, и старшие сестры, Евдокия и Марфа, не противились этому.

Судьба царевны Софьи широко известна: приход к власти в результате первого стрелецкого бунта, через 7 лет - падение ее власти и ссылка в монастырь, потом из-за второго стрелецкого бунта заточение в монастырь и монашеский постриг с именем "Сусанна", и вскоре - смерть.
Обе старшие сестры, видимо, поддерживали Софью (а про царевну Евдокию в Википедии написано, что после брака ее отца с Натальей Кирилловной Нарышкиной она не приняла мачеху - смелый поступок для московской теремной царевны).
Царевну Евдокию Петр подозревал, но доказательств не нашел, и она до конца своих дней жила в монастыре, но без пострига и без заточения.
В отношении царевны Марфы доказательства нашлись, и ее постригли в монахини с именем "Маргарита" тогда же, когда и Софью - в 1698 году.
Еще царевна Феодосия приняла постриг с именем "Сусанна" в том же 1698 году, но поскольку она последовательно держалась в стороне от политики и заговоров и интриг, а с другой стороны - была, по отзывам современников, весьма благочестива и добродетельна, и вела фактически монашескую жизнь, ее уход в монастырь был, скорее всего, сугубо добровольным.
Царевна Екатерина наряду с царевной Натальей была, судя по всему, ближе всего к Петру - раз он назначил ее крестной матерью Марты Скавронской при ее крещении в православную веру (и имя-отчество будущей царицы - Екатерина Алексеевна - получается, было обусловлено именем крестной матери и именем крестного отца - царевича Алексея Петровича). До своей смерти царевна Екатерина жила в своем доме, и без монастыря, и без пострига.
Царевна Мария не была под подозрением в связи с деятельностью царевны Софьи, и в конце 17-го века ничто ее положению не угрожало. Однако она, относясь с искренней симпатией к царице Евдокии Лопухиной и всячески поддерживая ее, оказалась замешанной в историю вокруг царевича Алексея, и, как написано в Википедии, в результате этого даже была заточена в Шлиссельбургскую крепость, провела в заточении 3 года (1718-1721), и лишь последние 2 года прожила свободно.
Царевна Наталья вообще прожила жизнь рядом с братом.
Таким образом, из всех сестер Петра и Софьи открыто поддержала Софью, получается, лишь Марфа - за что и поплатилась. И впоследствии Мария пострадала из-за привязанности к первой жене Петра и их сыну.

Грустна история с семейной жизнью царевен: все они остались незамужними, причем даже в правление Петра, причем даже самая младшая сестра - царевна Наталья. Вот это для меня непонятно. Ладно в правление царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Федора Алексеевича - явно была воспринята византийская модель докомниновского времени, когда византийские императоры своих сестер и дочерей тщательно старались не выдавать замуж, и уж точно, следуя завету имп. Константина VII Багрянородного, не отдавать их замуж за варваров (в свете чего брак внучки этого императора, царевны Анны, с самым что ни на есть на момент брака варваром - кн. Владимиром Киевским - был вопиюще-вынужденным). Но царь Петр Алексеевич был настроен решительно по-европейски, и племянниц он выдал за европейских герцогов - но вот сестер не выдавал замуж (интересно - почему).

Дети царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича Романовых

Эту заметку собирался подготовить и разместить еще в прошлый понедельник, приурочив ее к годовщине смерти царя Алексея Михайловича. Но лучше поздно, чем никогда, так что делаю ее сейчас.
Материал построен полностью на статьях из Википедии.
Особым шрифтом выделены царевичи и царевны, достигшие сознательного возраста; у царя Михаила это 4 детей, не только переживших младенческий возраст, но и переживших отца; у царя Алексея это в том числе и дети, достигшие взрослого возраста, но все же умершие при жизни отца.


Дети царя Михаила Федоровича от его брака с Евдокией Лукьяновной (урожд. Стрешневой):

Ирина Михайловна (22 апреля (2 мая) 1627 — 8 (18) апреля 1679). Вероятно, имя получила в честь тётки царя Михаила, сестры патриарха Филарета — Ирины Никитичны (ум. 1639). Рассматривался проект ее брака с датским полупринцем Вальдемаром-Кристианом, гр. Шлезвиг-Гольштейнским, сыном кор. Дании Кристиана IV и его морганатической супруги Кирстен Мунк, жених приехал в Россию, но отказался принимать Православие, и брак не состоялся. Что удивительно, царевна Ирина до конца жизни оставалась в миру, не принимая монашеского пострига. Стала крестной матерью царевича Петра Алексеевича - будущего Петра Великого.

Пелагея Михайловна (1628—1629) — умерла в младенчестве

Алексей Михайлович (19 (29) марта 1629 — 29 января (8 февраля) 1676) — русский царь

Анна Михайловна (14 (24) июля 1630 — 27 октября (6 ноября) 1692). Вероятно, имя получила в честь тётки царя Михаила, сестры патриарха Филарета — Анны Никитичны. Незадолго до смерти приняла постриг с именем Анфиса.

Марфа Михайловна (1631—1632) — умерла в младенчестве. Имя получила, очевидно, в честь бабки по отцу — инокини Марфы.

Иоанн Михайлович (2 [12] июня 1633—10 [20] января 1639) — умер в 5 лет. Получил традиционное великокняжеское имя «Иван»; также так звали брата патриарха Филарета - отца царя Михаила.

Софья Михайловна (1634—1636) — умерла в младенчестве.

Татьяна Михайловна (5 (15) января 1636, Москва — 24 августа (4 сентября) 1706, Москва). Вероятно, имя получила в честь сестры царя Михаила — Татьяны Никитичны.

Евдокия Михайловна (1637) — умерла в младенчестве. Возможно, получила имя «Евдокия», так как оно было фамильным — в иночестве так звали одну из сестёр Фёдора Никитича Евфимию, в замужестве княгиню Сицкую и, вдобавок, собственно мать девочки звали Евдокия Лукьяновна

Василий Михайлович (14 (24) марта 1639 — 25 марта (4 апреля) 1639). Получил традиционное великокняжеское имя «Василий», то же имя носил брат патриарха Филарета.


Таким образом, дети царя Михаила Федоровича скорее всего получали имена в честь родственников.



Дети царя Алексея Михайловича:

от брака с Марией Ильиничной (урожд. Милославской) - 13 детей


Дмитрий Алексеевич (22 октября (1 ноября) 1648 — 6 (16) октября 1649). Получил традиционное имя правящей династии Дмитрий (как царевичи из династии Рюриковичей), и был крещен в честь св. Дмитрия Солунского.

Евдокия Алексеевна (старшая) (17 (27) февраля 1650 — 10 (21) мая 1712). Имя «Евдокия» было для Романовых фамильным: в иночестве так звали одну из сестёр Фёдора Никитича Евфимию (в замужестве княгиню Сицкую), так звалась бабушка Евдокия Стрешнева и рано умершая тётка Евдокия Михайловна. В царствование своего брата Петра проживала в Новодевичьем монастыре, но пострига не принимала.

Марфа Алексеевна (26 августа (5 сентября) 1652 — 19 (30) июня 1707). Имя «Марфа» было для Романовых фамильным — так звались её прабабушка инокиня Марфа и рано умершая тетка Марфа Михайловна. В 1698 году за сочувствие и помощь своей сестре царевне Софье была пострижена в Успенском монастыре в Александровой слободе под именем "Маргарита". Похоронена там же — скончалась незамужней в возрасте 55 лет в царствование своего брата Петра.

Алексей Алексеевич (15 (25) февраля 1654 — 17 (27) января 1670). Был официальным наследником престола, оказывается, планировался его брак с племянницей кор. Яна-Казимира, он выступал перед польскими послами, но не дожив до 16-ти лет, скоропостижно скончался.

Анна Алексеевна (23 января (2 февраля) 1655, Вязьма — 8 (18) мая 1659, Москва). Получила имя «Анна» — такое же, как еще жившая при её рождении тетка царевна Анна Михайловна, которая, в свою очередь имя получила в честь тётки царя Михаила, сестры патриарха Филарета — Анны Никитичны. Либо в честь сестры своей матери — Анны Ильиничны Морозовой, ур. Милославской

Софья Алексеевна (17 (27) сентября 1657 — 3 (14) июля 1704) - широкоизвестная царевна Софья, ставшая правительницей (регентом) Московского царства после смерти брата Федора в начале правления младших братьев Ивана и Петра. Получила традиционное княжеское имя «Софья», так же звалась её рано умершая тетка — царевна Софья Михайловна. После свержения в 1689 г. ей было определено место жительства в Новодевичьем монастыре, после стрелецкого восстания 1698 г. пострижена в монахини под именем "Сусанна". Перед смертью постриглась в великую схиму, взяв себе прежнее имя, София.

Екатерина Алексеевна (27 ноября (7 декабря) 1658 — 1 (12) мая 1718). По преданию, перед рождением дочери Алексею Михайловичу привиделся образ св. великомученицы Екатерины Александрийской, поэтому дочь получила это нетипичное для Романовых имя, которое позже закрепится в династии, так как эта царевна станет крестной будущей Екатерины I. После Стрелецкого бунта 1698 года царевна была арестована, но затем оправдана и освобождена. Как и другие её сёстры, умерла незамужней. «Она единственная [из своих родных сестёр], держась в стороне от политических событий своего времени, не испытала на себе гнева Петра I» в первый период его царствования. Вместе с царевичем Алексеем Петровичем крестила Марту Скавронскую, будущую императрицу Екатерину I Алексеевну. Умерла в своем доме.

Мария Алексеевна (18 (28) января 1660 — 9 (20) марта 1723). Получила имя в честь своей матери, Марии Милославской. Умерла самой последней из дочерей царя Алексея.

Фёдор III Алексеевич (30 мая (9 июня) 1661 — 27 апреля (7 мая) 1682). Видимо, получил имя в честь прадеда — патриарха Филарета, также оно соответствовало царю Федору Иоанновичу — двоюродному дяде Михаила Федоровича.

Феодосия Алексеевна (29 марта (8 апреля) 1662 — 14 (25) декабря 1713). Видимо, была названа в честь сестры своей бабки Евдокии — Феодосии Стрешневой. В 1698 году приняла монашеский постриг с именем Сусанна.

Симеон Алексеевич (3 (13) апреля 1665 — 18 (28) июня 1669). Был назван в честь брата своей бабки — Семёна Лукьяновича Стрешнева.

Иван V Алексеевич (27 августа (6 сентября) 1666 — 29 января (8 февраля) 1696).

Евдокия Алексеевна (младшая) (26 февраля (8 марта) 1669 — 28 февраля (10 марта) 1669)


от брака с Натальей Кирилловной (урожд. Нарышкиной) - 3 ребёнка

Пётр I Алексеевич (30 мая (9 июня) 1672 — 28 января (8 февраля) 1725). Причина, по которой он получил имя «Пётр», не ясна, возможно, в качестве «эвфонического соответствия имени брата», так как он родился день в день с Фёдором»[8]. Оно не встречалось ни у Романовых, ни у Нарышкиных, и даже Рюриковичей в московской династии последним представителем был Пётр Дмитриевич, умерший в 1428 году

Наталья Алексеевна (22 августа (1 сентября) 1673 — 18 (29) июня 1716). Получила имя в честь своей матери Натальи Нарышкиной.

Феодора Алексеевна (4 (14) сентября 1674 — 28 ноября (8 декабря) 1678). Как считает Ф. Успенский, получила женское имя «Феодора», нетипичное для Романовых, как парное к мужскому имени «Феодор», которое носил её старший брат, наследник престола Федор Алексеевич; лично мне такое обоснование кажется невыдерживающим критики, поскольку она могла быть крещена в честь св. Феодоры Александрийской Младшей, поминовение которой 11 сентября.


Общий предварительный вывод: ни одна из царевен 2 первых поколений династии Романовых не вышла замуж; впрочем, брачный проект был в отношении только одной царевны - Ирины Михайловны. Вопреки распространенному мнению, не всех своих сестер царь Петр заточил в монастыри и постриг в монахини, более того - царевна Екатерина Алексеевна была даже близка к царственному брату и его семье, став крестной матерью для любимой женщины брата (будущей Екатерины I).
Тем не менее грустно, что ни царь Михаил, ни царь Алексей не предполагали, по-видимому, браков своих дочерей со своими подданными; да и вообще складывается впечатление, что если отец, царь Михаил, еще был склонен готовить брачные проекты своих детей - даже дочерей - с иностранцами, то сын, царь Алексей, не был склонен к этому, и уж точно - не собирался выдавать замуж своих дочерей.

Петр Великий как почтительный сын своей матери

Сегодня годовщина смерти Петра Великого, и, несколько дней узнав эту дату, заранее наметил разместить заметку с генеалогическим сообщением.
Родители Петра Великого - царь Алексей Михайлович (Романов) и его 2-я жена царица Наталья Кирилловна (урожд. Нарышкина). Если правильно понимаю, имя "Наталья" к тому времени было редким (ну уж точно - нечастым) в обиходе московских правителей и аристократов. По-видимому, Алексей Михайлович действительно был очень влюблен в свою 2-ю жену, раз рожденную ею в 1673 году дочь назвал так же, как мама - Натальей (она родилась на год младше своего единственного родного полнородного брата).

И именно положение с именами дает основание предполагать, что Петр Великий относился к своей маме с большим почтением - поскольку явно по его инициативе это имя неоднократно давалось его потомицам в первых 2 поколениях.
Сам Петр двух своих дочерей назвал именем "Наталья" в честь своей мамы (и, возможно также и сестры - которая во всем поддерживала его и к которой он относился с очевидным уважением, но которая, к сожалению, так и не вышла замуж): это были Наталья (Старшая) (1713-1715) и Наталья (Младшая) (1718-1725), и если первая, к сожалению, умерла во младенчестве, то вторая дожила до 7-летнего возраста и даже пережила (ненадолго) отца, став одним из четырех выживших и хотя бы какое-то время поживших детей Петра от Екатерины Скавронской (другие - царевич Петр Петрович и царевны Анна Петровна и Елизавета Петровна).
И злосчастный царевич Алексей Петрович свою дочь назвал Натальей (1714-1728) - она пережила и гибель отца, и смерть матери, и смерть великого деда и умерла в правление своего родного брата, имп. Петра II. По преданию, умирающий Петр II в бреду приказал запрягать сани и ехать к сестре Наталье.

Таким образом, в честь Натальи Кирилловны были названы ее дочь и (далее - явно с подачи уважающего ее сына) 2 внучки и 1 правнучка.
И что характерно, после смерти Петра II это имя вообще не встречалось в Доме Романовых.

P.S. И еще хочу отметить, что Петр Великий явно стремился насадить в России традицию именования внуков в честь дедов, а сыновей - в честь отцов: будучи Петром Алексеевичем, он сына назвал Алексеем Петровичем, а тот своего сына, в свою очередь - Петром Алексеевичем

Неожиданное свойство: три женщины Петра Великого

Сегодня, в Татьянин день, хотелось написать что-то связанное с "той-самой-Татьяной", матерью Ивана Ивановича Шувалова, но оказалось, что даже фамилия ее неизвестна.

Поэтому решил подготовить давно задуманную заметку о неожиданном свойстве вокруг имп. Елизаветы Петровны, утвердившей своим указом создание Московского университета в этот день в 1755 году.

У ее отца было несколько женщин, имена которых сопроводили его жизнь, но наиболее ярко высветились имена его 1-й жены, Евдокии Федоровны, урожд. Лопухиной, его первой любви, Анны Монс, и его любимой женщины, ставшей его 2-й женой - Марты Скавронской (или Веселевской?), ставшей имп. Екатериной I.
И оказалось, что между этими женщинами и их семьями были неожиданные переплетения.

У Анны Монс был брат Вилим и сестра Модеста, которую в России именовали Матреной. Так вот, Вилим стал (возможно) любовником Екатерины, а Матрена была подругой и статс-дамой Екатерины, покрывавшей связь ее с ее братом. То есть брат любовницы Петра I стал любовником 2-й жены
Петра I
.
Пострадали все - Вилим был казнен, Екатерина едва избежала опалы, Матрена была высечена кнутом и сослана. Как только Екатерина стала императрицей, она вернула подругу из ссылки, и та вскоре скончалась в Москве.

Дочь Матрены от брака с Федором Николаевичем Балком, Наталья Федоровна Балк (11 ноября 1699 — 11 марта 1763), вышла замуж за Степана Васильевича Лопухина, двоюродного брата отвергнутой Петром I царицы Евдокии (Лопухиной). То есть родная племянница любовницы Петра I вышла замуж за двоюродного брата жены Петра I.
У них родилось много детей, но так получилось, что Наталья Лопухина повторила судьбу своей матери Матрены Балк: будучи соперницей имп. Елизаветы Петровны и в личных делах, и в делах государственных (так как Лопухины были сторонниками свергнутого Брауншвейгского семейства, с которым были связаны еще со времен, когда Матрена Балк служила при дворе Екатерины Иванровны, герц. Мекленбург-Шверинской - матери Анны Леопольдовны), Наталья Лопухина была обвинена в участии в заговоре, высечена кнутом и по урезании языка сослана в Сибирь. То есть дочь Екатерины Скавронской расправилась с дочерью одной из ближайших подруг своей матери и племянницей Анны Монс.
Муж ее умер в ссылке, она пережила правление Елизаветы и получила разрешение вернуться в Санкт-Петербург и Москвы с воцарением Петра III и Екатерины II. По счастью, большинство их детей выжили и даже составили семьи.

Вот такие переплетения.

Имена в династии Романовых

Давно обратил внимание, что в 2 поколениях династии Романовых был одинаковый набор мужских имен: у имп. Павла I были сыновья Александр, Константин, Николай и Михаил - и имп. Николай I назвал сыновей Александр, Константин, Николай и Михаил.

Кроме того, все сыновья имп. Николая I назвали своих старших сыновей Николаями:
у имп. Александра II это был цесаревич Николай Александрович, умерший еще при жизни отца от чахотки (жених пр. Дагмары Датской, ставшей женой его младшего брата - имп. Александра III);
у вел. кн. Константина Николаевича это был вел. кн. Николай Константинович, сосланный в Среднюю Азию за кражу иконы ради своей американской любовницы (в силу чего главой этой ветви Императорского Дома стал его младший брат - вел. кн. Константин Константинович);
у вел. кн. Николая Николаевича (Старшего) это был вел. кн. Николай Николаевич (Младший), главнокомандующий в Первой мировой войне, эмигрировавший в Европу и ставший неофициальным, но признанным большинством эмигрантов главой Дома;
у вел. кн. Михаила Николаевича это был вел. кн. Николай Михайлович, либерал, республиканец, историк, холостяк, расстрелянный в Петропавловской крепости в 1919 году.

Кроме того, 2-х сыновей всех сыновей имп. Николая I звали так же, как отцов:
у имп. Александра II это был цесаревич Александр Александрович, будущий имп. Александр III, женившийся на пр. Дагмаре Датской;
у вел. кн. Константина Николаевича это был уже упомянутый вел. кн. Константин Константинович, признанный поэт, деятель культуры, руководитель кадетских корпусов;
у вел. кн. Николая Николаевича (Старшего) 2-го сына назвали вел. кн. Петром Николаевичем (и это был первый Петр Романов после свержения и гибели имп. Петра III;
у вел. кн. Михаила Николаевича это был вел. кн. Михаил Михайлович, женившийся по любви на внучке Пушкина и вынужденный из-за этого потерять свое положение в России и эмигрировать в Великобританию - что, собственно говоря, явно уберегло его от гибели.

P.S. Вспомнил - и добавлю еще параллели: у имп. Александра III Александровича был сын Александр Александрович (умер в годовалом возрасте), у вел. кн. Константина Константиновича одного из сыновей звали Константином Константиновичем (был вместе с братьями и несколькими родственниками уничтожен в Алапаевске), у вел. кн. Михаила Михайловича был сын Михаил Михайлович, гр. де Торби. Все трое - бездетные.

Проблема наследования престола России в 1725-1741 годах

Предуведомление: к сожалению, исследований по этому вопросу до настоящего времени не читал, хотя они наверняка есть, поэтому здесь изложу свое мнение по проблеме - чтобы потом сравнить его с имеющимися исследованиями.


Думал над этой темой давно, но к написанию заметки меня сподвигло то, что в своей заметке "Исторические параллели. Два Иоанна. Часть первая. Иоанн Антонович" так решительно заявлял о незаконности власти Елизаветы Петровны в отличие от абсолютной законности прав на престол свергнутого ею Иоанна Антоновича и матери его Анны Леопольдовны. А потом задумался - правильно ли возмущаюсь.


Правила наследования престола в Московии


Вплоть до эпохи Петра в Московской Руси фактически существовал салический принцип наследования престола - от отца к сыну, при отсутствии сына - к младшему брату. Этот принцип утвердился, по сути, с правления государя Василия II, преемником которого стал его сын Иван III, когда (наконец-то!) окончательно было отвергнуто абсурдное лествичное право, столько раз вредившее Руси (в том числе и Московской Руси - как раз при Василии II, которого пытался свергнуть дядя - младший брат отца). Салический принцип действовал до пресечения московских Рюриковичей и как само собой разумеющееся был воспринят Романовыми: царю Михаилу наследовал его (единственный) сын Алексей, царю Алексею - его (старший) сын Федор, бездетному (к сожалению) царю Федору - его младшие братья Иван и Петр. Когда в 1696 году умер царь Иван, оставивший лишь 3 дочерей, все царство сосредоточилось в руках Петра. Соответственно, его сын Алексей (от законного брака с Евдокией Лопухиной) естественным образом считался наследником престола.
И именно эта естественность взорвала ситуацию: силы, оппозиционные царю Петру Великому, сгруппировались вокруг царевича Алексея, (видимо, обоснованно) ожидая, что он, вступив на престол, полностью развернет и отменит реформы и деяния своего великого отца. Итог известен: царевич погиб в 1718 году, полностью разочаровав отца, но перед смертью он отрекся от прав на престол в пользу своего младшего брата Петра - сына Петра от Марты-Екатерины Скавронской; логично предположить, что такой поворот вопроса престолонаследия устраивал родителей Петра Петровича - и самого Петра, и (особенно) Екатерину.
Но Петр Петрович умер через год - в 1719 году. И до конца дней ставшего первым императором России Петра Российский императорский дом состоял из 2 его внуков от 1-го брака (Петра и Натальи - детей погибшего царевича Алексея) и 3 дочерей от 2-го брака (наконец-то легализованного) - Анны, Елизаветы и Натальи.

По состоянию на момент смерти Петра I 28 января 1725 года

Петр I оказался реформатором и в сфере престолонаследия (создается впечатление, что он хотел изменить в своей стране просто ВСЕ): 5 февраля 1722 года он издал Указ о престолонаследии (отмененный лишь Павлом I), согласно которому изначальная заданность и определенность преемника монарха нисходящим мужским потомством отменялась (то есть напрочь отвергалась эта вековая традиция), а монарх мог своего преемника назначить сам.
Судя по всему, Петр намечал сделать своей преемницей свою верную сподвижницу и жену Марту-Екатерину Скавронскую, и даже короновал ее как императрицу, но - заподозрил в супружеской измене (злая ирония судьбы: любовником Екатерины оказался Вилим Монс - младший брат Анны Монс, первой любви Петра), и не то что наследование ею престола - даже жизнь Екатерины была в опасности. Но Петр ее, по-видимому, простил - за прошлые ее заслуги и перед ним, и перед государством (одно ее мужество в Прутском походе многого стоит).

Итого на момент смерти Петра: он должен был сам себе назначить преемника или преемницу, но на смертном одре так и не успел сделать этого (известна легенда, что он начал фразу "Отдайте все...", но не закончил ее; предполагают, что он хотел передать власть своей дочери Анне Петровне).
То есть положение было поистине патовым: старый принцип салического закона был Петром официально отменен новым принципом назначения преемника предшественником, но сам Петр своего преемника не назвал.
То есть формально на момент его смерти 28 января 1725 года никто не имел прав на престол. Получается, Петр Великий сам себя перехитрил.

Ничуть не удивительно, что в этом правовом вакууме Меншиков с Толстым организовали выступление гвардии в пользу Екатерины, и она легко была провозглашена императрицей - причем априори незаконно, так как и к власти ее привело вообруженное выступление гвардии, и прав у нее не было (кроме, к слову, формально не отмененного коронования ее императрицей - ведь она уже обладала этим статусом).

То ли сама Екатерина, то ее сподвижники в самом конце ее жизни уговорили ее написать завещание, которое в истории так и осталось под латинским термином Тестамент ("завещание"). Есть версия, что изначальный текст был написан на немецком языке, а перевод на русский язык закончили уже после того, как Екатерина умерла, и его подписала за мать Елизавета Петровна.
Итак,

По состоянию на момент смерти Екатерины I 6 мая 1727 года

В Тестаменте Екатерина определила порядок наследования престола (а заодно наделила женихами и невестами почти всех холостых членов Российского императорского Дома), определив (самовольно) 3 последовательных очереди наследования престола Российского:
1. ей самой должен был наследовать внук ее великого мужа - великий князь Петр Алексеевич, сын царевича Алексея, и его потомки ("десценданты");
2. если у него нет "десцендантов" - то дочери самой Екатерины, сначала Анна Петровна и ее "десценданты", при их отсутствии - Елизавета Петровна и ее "десценданты";
3. если ни у Анны Петровны и Елизаветы Петровны вдруг не оказалось "десцендантов", только тогда к наследованию должна была быть привлечена великая княжна Наталья Алексеевна - внучка Петра I, дочь царевича Алексея, сестра великого князя Петра Алексеевича.

То есть Екатерина своим непосредственным преемником назначила внука мужа, фактически возобновляя и узаконивая права великого князя Петра Алексеевича как наследника по прямой нисходящей мужской линии, но - как бы персонально: его статус наследника престола стал своеобразным подобием "личному дворянству". Далее она пристроила обеих своих дочерей (Наталья Петровна умерла вскоре после смерти отца, еще в 1725 году), и лишь потом, если ни у кого из указанных лиц вдруг каким-то чудом не окажется "десцендантов" - наделила правом на престол последнюю потомицу Петра Великого.
Петру Алексеевичу предписывалось вступить в брак с одной из дочерей кн. Меншикова, Наталье Алексеевне - с сыном Меншикова, Анне и Елизавете Петровнам - с их шлезвиг-голштейнскими женихами (Карлом-Фридрихом и Карлом-Августом соответственно, они приходились друг другу двоюродными братьями).

То есть Екатерина I вроде бы как следовала в русле Указа 1722 года, но явно вышла за его рамки, определив не только своего непосредственного преемника, но и назначив ему преемников.
Правда, с другой стороны, безграмотная лифляндская женщина предвосхитила мудрейшее решение Павла I, принятое ровно через 70 лет, при его коронации на престол в 1797 году - когда он огласил Учреждение об императорской фамилии, тоже определив однозначный и неизменный порядок наследования престола.

Попутно отмечу, что родные племянницы Петра I - Екатерина Ивановна, герц. Мекленбург-Шверинская (со своей дочерью Анной - будущей Анной Леопольдовной), Анна Ивановна, вдовствующая герц. Курляндская, и Прасковья Ивановна, жившая в тайном браке с генералом Дмитриевым-Мамоновым - даже не упоминались как члены Российского императорского Дома.

Но в любом случае великий князь Петр Алексеевич, получается, стал законным императором Петром II по всем основаниям: и по старинной салической традиции, и по Указу Петра I, и по Тестаменту Екатерины I.

Однако нельзя забывать о том, что сама Екатерина I стала правящей императрицей незаконно - не по воле своего предшественника (ведь он не написал и даже не назвал ее имени), а в результате дворцового переворота.
В то же время Екатерина была коронована как императрица еще при жизни Петра, а в имеющей византийское происхождение православной традиции коронация означала приобщение к власти (на чем, собственно, был основан статус императрицы Ирины, правившей после свержения ею своего сына имп. Константина VI).
Поэтому вопрос о правовой природе Тестамента остается зыбко-безответным.



По состоянию на момент смерти Петра II 19 января 1730 года

Петр II правил 3 года (1727-1730) - и умер, не оставив никаких прямых наследников ("десцендантов"). Его сестра Наталья Алексеевна и тетка Анна Петровна умерли ранее его, однако Анна Петровна от брака с гер. Карлом-Фридрихом Шлезвиг-Гольштейнским оставила сына - Карла-Петра-Ульриха Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского. Таким образом, салический принцип в момент его смерти лопнул, поскольку Петр Алексеевич был последним мужчиной рода Романовых, законодательство своего великого деда Петр II не соблюл, так как преемника не назвал, и, получается лишь по законодательству Екатерины I наследником Петра II должен был стать Карл-Петр-Ульрих Шлезвиг-Гольштейнский как Петр III.


И вот тут уже может вступать в силу юриспруденция, точнее - толкование законов.
Если имп. Екатерина I была незаконной монархиней, значит, и изданный ею Тестамент тоже незаконен (по принципу "плодов отравленного дерева", который здесь можно применить по аналогии). Следовательно, формально "верховники" (члены Верховного Тайного совета, сформированного как раз при имп. Екатерине I) могли посчитать, что в вопросе наследования престола России царит полный вакуум, так как законные претенденты на престол попросту отсутствуют. Основываясь на исторических примерах из европейской практики, в случае пресечения династии страны аристократия и/или народ этой страны вправе пригласить иное лицо (желательно - связанное родством с царствовавшей династией), обычно из-за границы. И вот в 1730 году "верховники" пригласили царевну Анну Иоанновну - племянницу имп. Петра I (причем - среднюю племянницу, при том, что старшая сестра Екатерина была жива) и добились ее избрания императрицей. Кандидатуры Елизаветы Петровны и ее шлезвиг-гольштейнского племянника как единственных потомков Петра Великого, которые должны были наследовать власть в соответствии с Тестаментом, уже даже не упоминалось.

Так Анна Иоанновна стала императрицей.

Известно, что она все время своего правления опасалась самого факта существования в маленькой, но гордой Голштинии ее герцога, Карла-Петра-Ульриха, который в это время должен был быть императором России по отвергнутому Тестаменту Екатерины I.


По состоянию на момент смерти Анны Иоанновны 17 октября 1740 года

Отвергнув Тестамент, Анна Ивановна поступила в соответствии с (действовавшим и ничуть не отмененным) Указом Петра I 1722 года - и сама провозгласила своим наследником новорожденного сына своей родной племянницы Анны Леопольдовны (дочери как раз самой старшей племянницы имп. Петра I, Екатерины Иоанновны) - Иоанна Антоновича.
Таким образом, Иоанна Антоновича можно признать законным монархом России, если принять как законный факт избрания Анны Иоанновны на престол в связи с пресечением династии Романовых - поскольку токмо при таком допущении Анна Иоанновна может считаться законной императрицей.

Через год Иоанн Антонович был свергнут, разлучен с семьей и заточен в Шлиссельбургскую крепость, где погиб во время попытки поручика Мировича освободить его в начале правления имп. Екатерины II, а Анна Леопольдовна с мужем и остальными детьми жила в прозябании в Холмогорах.


По состоянию на момент смерти Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 года

Елизавета Петровна была во всех отношениях незаконной монархиней: ее не избирал предшественник, и даже по (возможно) незаконному Тестаменту ее матери преимущество перед нею имел ее родной племянник - сын ее старшей сестры Анны Петровны. Свое право она основывалась, в сущности, лишь на том, что являлась "дщерью Петра Великого".

Но поступила она мудро: еще в начале правления она призвала своего племянника Карла-Петра-Ульриха Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского (который вообще-то должен был править вместо нее в этом время) в Россию, по приезде крестила его в Православие под именем Петра Федоровича, и провозгласила его наследником престола. При этом она от его имени отказалась от права на престол Швеции, предложив соседу-противнику в качестве короля двоюродного дядю Петра Федоровича, Адольфа-Фридриха Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского (к слову - родного брата своего нежно любимого жениха Карла-Августа, умершего перед свадьбой). И вскоре женила племянника (к слову - на родной племяннице того же Карла-Августа).
Формально Елизавета Петровна действовала в русле указа своего великого отца, назначив себе наследника, но это не делает ее собственное правление законным.

Таким образом, когда Петр Федорович после смерти своей тети стал императором под именем Петр III, он унаследовал престол как бы по всем основаниям: и по воле своей предшественницы (в соответствии с Указом своего деда), и во исполнение Тестамента своей бабки, и как ближайший мужской потомок династии Романовых.

Поэтому делаю вывод: ключевой вопрос для решения проблемы престолонаследия в России в 1725-1761 годах - это законность или незаконность Тестамента Екатерины I, прямо проистекающая из того, можно ли саму Екатерину считать законной или незаконной императрицей.

Исторические параллели. Два Иоанна. Часть первая. Иоанн Антонович

Мне не даёт покоя мысль о несчастной судьбе Брауншвейгского семейства - ветви старинного (даже древнего) и знаменитого рода Вельфов, занесенной матримониальной причудливостью в молодую Российскую империю. Несчастный брак Анны Леопольдовны, урожд. пр. Мекленбург-Шверинской (дочери царевны Екатерины Ивановны, старшей дочери царя Ивана Алексеевича, от заключенного ради политических интересов Российского царства недолгого брака со странным гер. Карлом-Леопольдом Мекленбург-Шверинским), на тот момент остававшейся единственной законной потомицей династии Романовых и ради обеспечения преемственности власти своей родной тётки, зловеще-знаменитой эпохой «бироновщиной» Анны Ивановны (тоже, к слову, законной - в отличие от ее кузин, дочерей Петра Великого - представительницы царского рода Романовых) выданной замуж за пр. Антона-Ульриха Брауншвейг-Вольфенбюттельского, не принес счастья ни им, ни их детям.
Иоанн, родившийся 12 августа 1740-го года, был явно назван в честь царственного прадеда, царя Ивана V. Изумительный младенец, судя по единичным сохранившимся портретам (там все его портреты, равно как и вообще память о его правлении, целенаправленно уничтожались по указанию Елизаветы Петровны) новорожденным унаследовал власть своей двоюродной бабки, Анны Ивановны (так как она назначила его своим преемником еще до его рождения, заставив всех подданных присягнуть ребенку, которого родит ее племянница) - и был свергнут немногим более чем через год.
Можно по-разному относиться к Елизавете Петровне, либо порицая ее за распущенность, либо уважая ее за человеколюбие (причем и то, и другое будет абсолютно справедливо), но одинаково бесспорно и то, что она была незаконнорожденной, и то, что она была незаконноправившей, и то, что она была клятвопреступницей - ведь накануне переворота она поклялась Анне Леопольдовне, начинавшей подозревать ее и стоявшие за ней силы в стремлении к власти, что будет ее верной подданной - и через сутки нарушила эту клятву.
Ее можно было бы оправдать, если бы она стала править совместно с Иоанном Антоновичем, фактически замещая его до совершеннолетия (и как она собиралась сделать в день переворота), но она свергла его и заточила в Шлиссельбург.
Правительница Анна Леопольдовна вместе с мужем генералиссимусом Антоном-Ульрихом и новорожденной (15 июля 1741-го года) дочерью Екатериной Антоновной (явно названной в честь бабки - Екатерины Ивановны), проделав путь через Ригу, Данемюнде и Раненбург в Рязанской губернии, были в конечном итоге сосланы в Холмогоры, откуда их старшего сына - свергнутого императора Иоанна - отделили от них и отправили в заточение в Шлиссельбург. Они были никчёмными правителями, и сумели просто прозевать свою власть, но как люди они были положительны.

Последующая их судьба печальна, но хотя бы не трагична (все-таки честь и хвала милосердию Елизаветы Петровны): они спокойно жили всем оставшимся составом семьи в ссылке, не в изобилии, но и не в крайней скудости.
Анна Леопольдовна родила мужу ещё 3 детей: дочь Елизавету в декабре 1743-го года, сына Петра 19 марта 1745-го года и сына Алексея 7 марта 1746-го года (имена, возможно, подобраны так, чтобы угодить Елизавете Петровне - в честь нее, ее отца и ее брата). Она умерла от последствий родильной горячки 8 марта 1746-го года.
Антон-Ульрих прожил после ее смерти ещё много лет, одряхлев и ослепнув, в окружении 4 младших детей, и умер 4 мая 1774 года.
Судьба императора Ивана Антоновича, как известно, трагична: он пережил и свою свергательницу, и ее преемника, Петра III, который, возможно, встречался с ним, и был убит 5 июля 1764 года в первый год правления Екатерины Великой при попытке его освобождения Василием Мировичем.
Признаться, заговор Мировича мне всегда казался каким-то странным - он слишком выгоден был как повод устранить свергнутого императора.
И еще примечательно: немца на 3/4 убили ради стабильности власти 100-%-й немки, которая не имела абсолютно никаких (ну вообще абсолютно никаких) прав на престол Российской империи - но Екатерина Великая настолько укрепила и при этом возвеличила нашу страну, что как-то даже неловко упоминать о полной бесправности ее восхождения на престол.
После смерти отца оставшиеся дети Анны Леопольдовны и Антона-Ульриха - Екатерина, Елизавета, Петр и Алексей - жили в России до года, когда по согласованию между Россией и Данией были отправлены жить туда, под попечение своей родной тётки - королевы Дании (сестры пр. Антона-Ульриха). В Википедии коротко указано: «Наконец, в 1780 году по ходатайству датской королевы Юлианы-Марии, сестры Антона Ульриха, Екатерина II решилась облегчить участь детей его, выслав их в датские владения, где им был назначен для жительства городок Хорсенс в Ютландии. В ночь на 27 июня 1780 года они были перевезены в Новодвинскую крепость, а в ночь 30 июля на фрегате «Полярная звезда» принцы и принцессы отплыли от берегов России, щедро снабженные одеждой, посудой и прочими необходимыми вещами».
К слову (в скобках): откровенно недоумеваю, почему монархи Европы ранее не вступились за Брауншвейгское семейство, ведь если Анна Леопольдовна была одинока, то у Антона-Ульриха было обширное родство - его сестры стали королевами Пруссии и Дании, братья - прусскими фельдмаршалами.
Но хорошо, что хотя бы в 1780 году сестра Антона-Ульриха, Юлиана-Мария обеспокоилась судьбой детей брата.
Так восхитительно (хотя и не романтично) начиналась эта история - и так блекло закончилась (но хотя бы не совсем трагично).

Но мало кто знает, что у трагичной истории Иоанна Антоновича была такая же грустная (но все же, по крайней мере, не такая трагичная) параллель в средневековье.

Продолжение следует.

Браки первых Романовых

Изучая историю царствования рода Романовых, не перестаю удивляться бракам первых 4 царей: они как будто бы специально выбирала невест понезнатнее. Ну не могли же они опасаться, что молодая жена будет попрекать царя неравным происхождением? Понятно, что выбор невест осуществлялся в соответствии с Византийской традицией выбора невесты для императора, воспринятой в предыдущем веке и в Московской Руси, но все-таки удивительно, почему цари Михаил Федорович и Алексей Михайловичи, а за ними - Федор, Иван и Петр Алексеевичи не выбирали невест из княжеских или хотя бы старинных московских боярских родов. За исключением царицы Марии Владимировны Долгоруковой, 1-й (и любимой) жены Михаила Федоровича, и Прасковьи Федоровны Салтыковой, жены Ивана Алексеевича, все остальные - как на подбор худородные: и Евдокия Лукьяновна Стрешнева, и Мария Ильинична Милославская, и Наталья Кирилловна Нарышкина, и Агафья Семеновна Грушецкая, и Марфа Матвеевна Апраксина, и Евдокия Федоровна Лопухина.

Правда, звучит обычно возражение - довольно, признаться, объективное - что и выбирать иностранных невест, возможно, было неоткуда, так как православных правителей, к сестрам и дочерям которых могли бы посвататься московские цари, практически не оставалось. Судя по всему, грузинских царевен московские цари вообще не рассматривали как возможных невест, а дунайские княжества стали абсолютно зависимы от османов (все-таки в конце 15-го века, когда Елена Волошанка стала женой Ивана Ивановича Молодого, Валашское княжество еще противостояло османам) - а других православных государств не было.

Но показательно, что царь Михаил Федорович дочь свою старшую, царевну Ирину Михайловну, страстно желал выдать замуж за датского полупринца - графа Вальдемара Гольштейнского, сына кор. Кристиана IV от морганатического брака. Переговоры зашли в тупик из-за однозначного отказа Вальдемара переходить в православие. Но примечателен сам факт - царь Михаил свою дочь не только был согласен, но и желал выдать замуж за иностранца. Почему же остальные Романовы отказывались от рассмотрения возможности браков с иностранцами?

И грустно-примечательно, что статус царевен - дочерей царя Михаила Федоровича и дочерей царя Алексея Михайловича - был поднят так высоко, что ни за кого из подданных они выйти замуж не могли, и так и остались незамужними, при том, что некоторые из них (как та же царевна Ирина Михайловна) были достаточно образованны и даже давали советы своим братьям (а царевна София - так и вообще правила за младших братьев, целых 7 лет).